sviridenkov (sviridenkov) wrote,
sviridenkov
sviridenkov

По ту сторону свободы

Ещё учась в университете, я 2,5 года проработал в пресс-службе УФСИН (то есть тюремной системы). Но погоны так и не надел. Одной из главных причин была финансовая. Когда я окончил вуз, на мои плечи как раз легло содержание семьи, а зарплата сотрудника оставляла желать лучшего.
Тем не менее, эта работа дала мне очень много как журналисту и как писателю. А делать репортажи из мест не столь отдалённых я начал даже гораздо раньше, ещё будучи корреспондентом журнала «Смоленск». Тогда, ровно семь лет назад, в тюрьмы только начали пускать представителей прессы. И сегодня я хочу представить вам свой самый первый репортаж тюремной тематики, сделанный осенью 2002 года.
Реалии с тех пор мало изменились, а мои немного наивные, как я оцениваю теперь зарисовки, интересные ещё и тем, что было мне тогда как раз 18 лет, ровно столько, как и очень многим из тех, кто впервые попадает в тюрьмы, но уже не в качестве журналистов.

Максим Свириденков

По ту сторону свободы

Психоз осени. Сыро и холодно. Низкие депрессивные облака в свинцовом небе, которое, кажется, вот-вот рухнет всей своею тяжестью тебе на голову. И в этот день я в качестве журналиста отправляюсь на экскурсию в следственный изолятор. Когда вхожу в здание с угрюмыми серо-жёлтыми стенами и решётками на окнах, за мной гулко хлопает железная дверь. По спине проходит неприятный холодок, хотя точно знаю, что через пару часов абсолютно свободный снова окажусь на улице родного города.


Государство в государстве

И вот, я в здании. Сдаю дежурному паспорт, получаю жетон. Прохожу дальше, и за мною опять со скрежетом закрывается дверь. Такой здесь порядок – все двери на замке. И даже если тебя пропускают куда-либо, то тут же спешат закрыть дверь за спиной. Всё это из соображений безопасности. Но, кроме того, создаётся ни с чем не сравнимая атмосфера отрезанности от всего остального мира. В какой-то мере именно так и есть.
Смоленский следственный изолятор вполне можно назвать государством в государстве. Здесь есть своя котельная, своё энергообеспечение. То есть даже если во всём городе не будет электричества, то в СИЗО оно всё равно будет. Аналогичная ситуация и с горячей водою в бане. Помывка спецконтенгента (то есть подследственных, подозреваемых, осуждённых) всегда осуществляется строго по графику и за раз в бане может помыться до восьмидесяти человек.
Кроме того, в изоляторе есть различные мастерские – столярные и слесарные, продукция которых успешно используется для внутреннего обеспечения и для ремонта. А если копнуть в глубь истории, то оказывается, что такие мастерские были и у самых истоков смоленского изолятора, первый корпус которого был построен ещё 1846 году. В тот период там находились арестантские роты, были помещения для непосредственного содержания арестантов и для их трудовой деятельности, то есть мастерские.
– Но главная гордость нашего СИЗО – своя пекарня! – говорит сопровождающий меня при осмотре изолятора подполковник Олег Иванович ПАНЦАКОВ, заместитель начальника следственного изолятора по кадрам и воспитательной работе.
И мы отправляемся в пекарню. Там чисто и приятно пахнет свежим хлебом. Для выполнения всей работы хватает пяти человек. Мне предлагают попробовать только что испечённый белый хлеб, который на вкус оказывается значительно лучше того, что продаётся в магазинах нашего города.


Моя первая камера

Выхожу из пекарни. Снова тюремный двор. С тоскою смотрю на забор, который с внутренней стороны кажется ещё более высоким и мрачным, а небо – ниже и тяжелее. Не добавляет оптимизма и то, что все здания на территории СИЗО с решётками на окнах. В корпусах, где расположены камеры, окна закрывают стальные жалюзи, называемые «ресничками», через которые в камеры солнечный свет проходит весьма скудно.
В камерах чисто. Размещение восьми-девяти кроватей оставляет много свободного места. В каждой камере работает радиоточка. Правда, есть серьёзная проблема с приёмниками, поскольку смоленскому СИЗО на их приобретение не выделяется ни копейки, как, впрочем, и на настольные игры. Поэтому основная масса радиоприёмников, которых в изоляторе больше сотни, переданы родственниками.
В некоторых камерах есть и телевизоры (всего в СИЗО целых 34) – тоже переданные родственниками. Такая передача официально разрешена. Для этого родственники должны только написать заявление.
Тем не менее, человеку, попавшему в СИЗО, тяжело. К сожалению, я не могу привести здесь мнения никого из подследственных, поскольку сегодняшние законы разрешают разговаривать с ними только при наличии письменного разрешения следователя, ведущего дело. Но даже то, как заместитель начальника СИЗО по кадрам и воспитательной работе оценивает психологическое состояние человека, впервые попавшего в изолятор, говорит о многом:
– Изолятор – это серьёзно. Человек, когда он только поступает сюда, трое суток находится в полной прострации. Он сломлен. Когда за ним закрываются двери камеры, он вдруг сразу ощущает себя отрезанным от жизни на гражданке, где он мог по желанию сходить в туалет, выйти на улицу подышать воздухом или сделать что-то ещё. А здесь камера. Попавший сюда ограничен в средствах общения, в средствах информации. Он ограничен во многих естественных надобностях. Туалет – не отдельная комната, а находится в камере. Умывальник один с горячей водой, баня раз в неделю. Естественно, что всё это вызывает серьёзную ломку психики. Особенно, когда тебе девятнадцать лет, у тебя молодая жена или невеста, – говоря последнее, мой собеседник с иронией смотрит на меня. Мол, каково бы вам оказаться в камере, господин Свириденков? Ну и юмор у них в Управлении исполнения наказаний.


Тюремные больницы


Идём по территории санчасти. Прохожу мимо рентген-кабинета. Оказывается, все пребывающие в изолятор проходят обязательное рентгенологическое обследование на предмет туберкулёза. Аналогично и с проверкой на ВИЧ. Благодаря чему больные этими болезнями не могут оказаться в общих камерах, и остальные подследственные не подвергаются опасности заразиться.
Как утверждают работающие в санчасти медсёстры, разницы между работой здесь и в городских больницах никакой, везде больные. Только здесь порядка больше.
Кроме санчасти, на территории смоленского СИЗО находится областная больница управления исполнения наказаний. В ней несколько отделений для больных туберкулёзом, хирургическое отделение. В изоляторе сущёствуют участки, где содержатся больные с закрытой формой туберкулёза, то есть которые не распространяют болезнь. В периоды обострения эти больные отправляются оттуда врачами сюда на лечение. И до тех пор пока у них не закроется туберкулёз, они не выезжают с этой больницы. Даже если вдруг осуждённому подходит срок освобождаться, а он не вылечен, его не выпустят, пока не вылечат до конца. И меня заверили, что быть не может, чтобы из смоленского СИЗО в общество ушёл человек с открытой формой туберкулёза.
Есть в смоленском СИЗО и межобластная психиатрическая больница, в которой содержаться психически больные осуждённые не только из нашего региона, но и из нескольких других.

В СИЗО хорошо, а дома лучше!


Когда я вышел из изолятора, что называется, на душе стало легче. Не знаю, с чем это связано, но пребывание в СИЗО психологически очень гнетёт, даже если ты попадаешь туда в качестве журналиста, а не подследственного. И как бы руководство изолятора ни хвалило обеспеченный ими режим, всё равно тюрьма – место жёсткое, безжалостное.
Да, гулаговские времена уже прошли, но европейских тюрем в России ещё нет, и вряд ли они появятся скоро. А ведь в том же изоляторе содержатся не обязательно преступники, а обвиняемые, среди которых есть и невиновные. И на их месте, в принципе, может оказаться каждый.

Октябрь, 2002 г.
___________________________________________________________

Если Вам понравилась моя запись и Вы хотите процитировать её у себя в блоге, то теперь это можно сделать без труда и всего за несколько секунд, просто нажав на кнопку "Разместить у себя в ЖЖ" :)

Код для вставки этой записи в Ваш блог:



Tags: по ту сторону свободы, тюремные репортажи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →